нижнекамские таксисты пытаются дружить против «Яндекс.Такси»
нижнекамские таксисты пытаются дружить против «Яндекс.Такси»

В спорткомплексе «Факел» состоялось собрание нижнекамских таксистов. Главный вопрос — демпинг Яндекс Такси, который отбивает клиентов и вынуждает местные компании снижать цены

 

В Нижнекамске начался очередной раунд конфронтации местных таксистов с «Яндекс.Такси». Директора местных компаний собрали водителей и ждут от них решений — вернутся те в родное лоно или нет? Если да, то демпинг заканчивается, «Яндекс.Такси» теряет водителей, а пассажиры платят больше.

 

«ХОЛОДНЫЕ ЗАКАЗЫ», МОРДОБОЙ И ЖАЛОБЫ

 

Нижнекамские таксисты в очередной раз решили победить «Яндекс.Такси» в борьбе за клиентов. В спортивном комплексе «Факел» состоялось их собрание, причем как местных служб, так и работающих на «Яндекс.Такси». Главный вопрос, который обсуждали таксисты, — демпинг, отбивающий клиентов и вынуждающий местные компании снижать цены. На встречу пришли около 80 таксистов, длилась она больше часа. Директора местных компаний предложили водителям федеральных сетей возвращаться в родные пенаты, после чего можно будет поиграть с ценами. Речь в данном случае идет не о росте тарифов. Дело в том, что большинство местных компаний и так возят своих клиентов по 100 рублей и не сильно страдают от ценового демпинга федералов. Чего не скажешь о ветеране рынка «Камилле», которая вынуждена доплачивать водителям из своих средств. В итоге план такой: если водители возвращаются в местные фирмы, то с 7 марта «Камилла» отменяет скидки на поездки. По мысли авторов идеи, федералы должны начать испытывать дефицит в водителях, а цены во всех местных компаниях установятся на уровне 80–100 рублей. Цена на поездки в Нижнекамске за последнее время не поднималась, а лишь падала, тогда как цены вокруг, в том числе и на бензин, росли. Понятно, что клиенты от демпинга только выигрывали: тебе и поездки по 60 рублей, и программы бонусов, и прочее. Если сейчас таксистам удастся объединиться, в конечном счете пострадает уже покупатель.

 

На собрании выступил представитель компании «Макс». Его водители возят клиентов за 100 рублей, тогда как «Камилла» сама добровольно снизила цены до 60 рублей. «В чем вопрос вообще? Вы сами возите за 60 рублей. Не ездите по 60 рублей — и вопросов не будет», — резонно заметил предприниматель. «Камилла» же претендует на лидирующие позиции среди игроков поменьше, таких как «Бумер», «Иномарка», «Фортуна» и тот же «Макс».

 

Директор «Камиллы» Айрат Ахметвалиев комментировать итоги собрания нашему изданию отказался. «Цены останутся, они не повышаются, скидки отменяются. Проезд будет стоить 80 рублей», — лишь заметил Ахметвалиев. На собрании он сообщил водителям, что ждет всех назад, и объявил что-то вроде «дня открытых дверей». Водителям, которые были официальными партнерами «Яндекс.Такси» с оформлением ИП, пообещали приоритет при распределении заказов.

 

Более разговорчивым оказался директор местной компании «Бумер». Судя по визитке, в его сервисе машину можно заказать за 100 рублей. «Люди привыкли. Даже когда 80 рублей проезд стал, они не брали сдачу, — рассказал директор „Бумера“ Алексей Петров. — Мне „Яндекс“ не конкурент, потому что я мировой человек. Мне все друзья». По его словам, будет логичнее, если нижнекамские водители станут работать на нижнекамские компании: деньги останутся в городе.

 

«Сейчас все зависит от того, как решат водители. Если они будут работать там, где хотят, вопросов нет. Будет стоить проезд 50–60 рублей, будут баллы. Но водители понимают, что если они будут возить иногородние фирмы, то это никогда не кончится. Эти фирмы будут приходить каждый год и делать проезд за 50 рублей. Корпорации же большие. Они могут себе позволить вкладывать большие деньги», — комментирует Петров.

 

Чем ответит на выпад «Камиллы» федеральный игрок, покажет время, однако, демпингуя, местный игрок, по сути, вступает на поле «Яндекс.Такси» по навязанным правилам. Масштабы «Яндекс.Такси» позволяют агрегатору снижать цену и компенсировать убытки водителей дольше, чем выдержит карман любого регионала, — именно так компания всегда и поступала, заходя на новый рынок. Сегодня сервис «Яндекса» охватывает более 130 городов России, стран СНГ и Прибалтики, работает в Сербии. К агрегатору подключены свыше 200 тыс. водителей. При слиянии с Uber в июле 2017 года «Яндекс» вложил в новую структуру $100 млн, а Uber — $225 млн, созданный же ими новый актив оценивался в $3,7 миллиарда. Выручка за 2017 год превысила 9 млрд рублей. Добавим также, что сегодня капитал «Яндекс.Такси» целиком хранится в офшоре: 99,9% принадлежит «Яндекс.Такси Б.В.» и 0,1% — «Яндекс.Такси Холдинг Б.В.», обе компании прописаны в Нидерландах.

 

ОТ ПИСЕМ В ПРОКУРАТУРУ ДО ДЫМОВЫХ ШАШЕК

 

Конфронтация федеральных сервисов с региональными таксистами характеризует всю их недолгую историю. Так, в августе 2015 года на фоне появления на казанском рынке сервиса Uber проверку крупнейших интернет-агрегаторов — GetTaxi, «Яндекс.Такси» и Uber (еще до объединения последних) — начала федеральная антимонопольная служба. ФАС тогда отреагировала на панику в рядах таксистов, которые заявляли, что федералы демпингуют ради увеличения заказов, с которых агрегаторы берут свою комиссию. Замначальника управления контроля транспорта и связи ФАС Алексей Горлинский тогда пояснял, что ведомство запросило у агрегаторов разъяснений по поводу компенсаций для водителей и схем взаимодействия с таксопарками. Проблема, надо отметить, возникла не только у российских таксистов — акции протеста против Uber проходили во многих крупных европейских городах.

 

Чуть позже, весной 2016 года, системную борьбу с теми же сервисами продолжила федерация автомобилистов, отправив в администрацию президента РФ письмо с призывом защитить интересы таксистов. ФАР утверждал, что Gett, «Яндекс.Такси» и Uber нарушают федеральные законы и эксплуатируют водителей, вынуждая их работать сверх нормы, по 16 часов в день. Автомобилисты апеллировали и к российскому законодательству, в котором нет таких понятий, как «агрегатор» или «технологическая платформа», а есть только «фрахтовщик легкового такси», который и должен принимать заказы. По мнению автомобилистов, агрегаторы, маскируясь под поставщика информационных услуг, сокращали свою налогооблагаемую базу. Атака ФАР не помогла таксистам в их борьбе. В апреле 2018 года они, уже работая под крылом агрегаторов, сами объявили бойкот своим диспетчерам в крупных городах России, включая Казань. Еще месяцем позже в Москве дело дошло до дымовых шашек.

 

На региональном уровне война шла своими методами, причем новые гиганты боролись в основном друг с другом, а чубы, как водится, трещали у местных операторов. К примеру, в мае 2016-го Uber резко сократил тарифы в Казани — практически в два раза. Таким был ответ зашедшему в столицу Татарстана «Яндекс.Такси», который заявил цены на уровне 30 рублей за посадку, в то время как Uber за подачу такси брал 50 рублей. В результате войну за клиента проиграли местные операторы, такие как такси «Татарстан».

 

Уже в этом году казанские таксисты написали в прокуратуру кипу жалоб на одного из партнеров «Яндекс.Такси» — компанию «Лан-Гоу Групп», которая не расплатилась за работу с 1,5 тыс. водителей в новогодние праздники. Ущерб заявители оценивали в миллионы, хотя четкой суммы не было — от 6 млн до 20 млн рублей. Требуя денег с «Лан-Гоу Групп», таксисты изъявляли желание пообщаться и с региональным представителем агрегатора, так как местная компания утверждала, что ее счет заблокировал именно «Яндекс.Такси». В итоге руководитель по развитию сервиса «Яндекс.Такси» в России и Республике Беларусь Иван Запольский объяснил ситуацию тем, что казанский партнер был отключен после большого числа жалоб на невыплату денег водителям и предложил им переходить в разряд самозанятых. Тогда и выяснилось, что у многих водителей вообще нет никаких трудовых договоров, что риски со стороны таксопарков «Яндекс.Такси» никак не страхует и не может оперативно решить проблему: таксистам предложили подождать.

 

Города Закамья «Яндекс.Такси» покорял поэтапно — в Челны, к примеру, федералы зашли в конце 2016 года, начав работу с семью таксопарками и сотней машин, а в Нижнекамск — прошлым летом, сходу подключив к своему сервису 150 машин. Ситуация с «Лан-Гоу Групп» аукнулась и в Челнах, а в Нижнекамске биография «Яндекса» на рынке даже украшена мордобоем. С самого появления сервиса такси «Яндекса», а было это в июле 2017 года, компанию пытаются потеснить местные. В «Камилле», например, появилась программа «Лайт». Поездка по городу в рамках этой программы стоит 60–70 рублей, а водителю компания доплачивает поверх заказа еще 20 рублей. Сами же таксисты поначалу атаковали конкурентов из «Яндекс.Такси» «холодными заказами» — звонили, а потом отменяли поездку. Жаловались на ложные вызовы и другие федералы. Доходило и до драк. Например, в то же лето водитель «Яндекс.Такси» сообщил о нападении на него. Мужчина утверждал, что нападавшие целились в горло, но поранили лишь руку — он якобы закрывался от ударов. Позже нижнекамские компании подали коллективную жалобу в УФАС на «Яндекс.Такси», но делу это особенно не помогло. Страсти временно поутихли, но этой зимой недовольство проявилось снова. В начале февраля таксисты задумали большое собрание на парковке одного из ТЦ, но организатор не подал заявку о проведении массового мероприятия, и в органах ему пояснили, что вся затея незаконна. В итоге на парковку пришли человек 10 таксистов и сотрудники полиции. Конечно же, обсуждения насущных вопросов не состоялось.

 

В Челнах же, по словам местных игроков, война с федеральными агрегаторами изжила себя. Директор крупного оператора  «5 и пять девяток» Ольга Попова в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» припомнила, что «Яндекс.Такси» на старте тоже компенсировал водителям низкие тарифы за свой счет, но это естественно. «„Яндекс“ появился уже два года назад, поэтому сейчас никакой борьбы нет и у каждого таксопарка свой клиент, — говорит Попова. — То есть каждый выбирает свое такси, а „Яндекс“ выбирают в основном студенты, потому что он подешевле. Может быть, бывает, что своих денег нет или родители мало карманных денег дают, и поэтому студенты выбирают более дешевый таксопарк — „Омега“ или „Яндекс“».

 

Клиентов же местных игроков, по словам Поповой, отличает платежеспособность. «У нас многие заказывают такси из администрации города, также заказы поступают от разных директоров, от людей по социальному статусу повыше. Сверх тарифа мы своим водителям не доплачиваем, стараемся брать качеством услуг. Мы контролируем водителей, чтобы они были опрятными и отзывчивыми, регулярно проводим техосмотр машин. У „Яндекса“ и Uber нет людей, которые контролируют это. Возьмут они на работу человека, лишенного прав или непонятно с какими правами… их подключают удаленно и никто их не проверяет. Администрации сидят где-то далеко, ответственность никто на себя не берет. Контролировать такие большие таксопарки удаленно тяжело. А у нас, как я уже сказала, есть собрание, мойка машин, постоянное наблюдение за своими работниками. Мы сейчас открылись в Нижнекамске. К сожалению, сталкиваемся с нечестной конкуренцией со стороны других такси, которые делают ложные заказы. Мы считаем, что это неправильно, и в ответ никаких подобных действий не принимаем».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *